10 интерьеров в классическом стиле

Loading admin actions …

Классический стиль в наше не классическое время представляется чуть ли не вечной ценностью. А ведь это не так. Говоря строго, классический стиль должен бы соответствовать классицизму, хотя в обиходе под этим понятием обычно собирают всё невероятное разнообразие стилей и направлений декоративно-прикладного искусства и архитектуры начиная примерно с эпохи барокко и заканчивая нео-классицизмом или ампиром. 

Что же, что бы мы ни понимали под этим определением, это что-то как правило радикально противопоставлено футуристической современности и разнообразным этно-вариациям. В таком случае, основными признаками этого неувядающего “не-стиля” нужно признать именно те черты, которые отличают условно европейскую культуру от неевропейской и интернациональной. Стоит, однако, быть конкретнее. Постараемся разобраться с стилистические рамками и приёмами, а попутно полюбуемся на превосходные образчики стиля.

Избыточность

Избыточность – ещё один верный признак того, что перед вами – классический интерьер. Зачастую, истинно и обратное утверждение: исполненный гармоничными, согласованными между собою элементами, интерьер имеет все шансы обернуться роскошной классической картинкой.

В приведённом случае воплощением избыточности предстаёт камин со всем своим массивным убранством. Богатая меблировка, мера фактур и цветов текстиля, хрустальные люстры – всё говорит о торжественном порядке. Но роскошь – тот самый прибавочный элемент, который делает классику весомой и ценной, или же просто свидетельствует о и без того явной ценности – за эту роскошь отвечает в этом интерьере именно камин. Как правило, лишённый очевидной или неизбежной функциональности, он служит скорее декоративным целям. И снова, можно констатировать, что избыточность, позволенная привилегированному человеку, может быть, и составляет именно то зерно, которое отличает истинно классический стиль от превалирующей сегодня всюду эклектики.

Традиция

Первое и основное требование к классическому интерьеру – наличная преемственность и строгое подчинение традиции, по крайней мере в деталях. Эта солнечная галерея демонстрирует тонкое историческое чувство архитектора. Пускай деревянная мебель здесь и откровенно современная, тем не менее в ней легко прочитываются явная рокайльная пластика. 

Ну а что до собственно интерьера, то уж тут, кажется, что в него ни помести, всё окажется стилизованной классикой! Этот мозаичный пол, через пилястры и меандровый поясок, через двойной карниз сопряжённый со сводчатым, украшенным гризайльными кессонами, потолком не оставляет возможности трактовать интерьер иначе! Чистейший и образцовый пример деликатного наследования, далёкого от пошлого шаблона.

Весомость

В отличие от добродетелей, установленных на заре новой эры дизайна: лёгкости, непредсказуемости, уникальности и проч. – классический стиль декларирует ценности ясные и полновесные, как ясен и полновесен золотой слиток. Все возможные ухищрения здесь только прибавляют весомости предметам, но никак не облегчают их.

Достаточно посмотреть, как внимательный дизайнер решает эту гостиную: тяжеловесные вольтеровские кресла внушительно громоздятся на пути заигравшегося солнца. Солнце путается в низко подвешенной хрустальной люстре и в обилии стекла и хрусталя на изящном столе, в резных узорах мебели, отступая, колеблется в мелкой расстекловке дверей и окончательно укрощается плотными римскими шторами и тучными складками бархатных гардин. Всё здесь значительно и подчинено ясной и симметричной иерархии.

Аскетизм и порядок в цветах

Классический стиль не только не предполагает, но всячески даже отвергает яркость и инфантильную жизнерадостность чистых цветов. Это стиль человека, не сомневающегося в истинности своих взглядов. Он строг и назидателен, но так же и щедр на тонкие приметы благорасположения.

Как в этой спальне, классическая концепция постоянного и “благородного” цвета требует самой строгой последовательности в совершении намеченного. Всё идеально соотнесено, колера выверены: умбра, пурпур и слоновая кость здесь взвешены и удостоены каждый своей меры, не нарушаемой ничем чуждым или своевольным. Только узору, перетекающему со штор на текстиль и ковёр, позволено устремляться в миметическом буйстве к прообразу, помещённому тут же – цветам, впрочем так же не избежавшим прокрустова ложа классической гармонии.

Маленькие реплики

Впрочем, классичность не обязательно предполагает тотальность. Светлый интерьер – возможно, главный признак современного дома, – охотно принимает черты всего того, что в него помещают дизайнеры. Так, к примеру, в этом коридоре без всякого напряжения помещаются обязательные признаки респектабельности – одного из ключевых стилистических признаков классики. Консольный столик, увенчанный зеркалом, скромный гарнитур из двух стульев, симметрично расположенные светильники-канделябры – выполненные с большим изяществом, эти элементы классической меблировки, объединённые ненавязчивым резным (и кованным) узорочьем, трансформируют в целом нейтральный интерьер в образец досточтимой традиции.

Строгость

Стены и пол в . Автор – Flock Living
Flock Living

Flock carpets made in 100% Laneve, a premium wool sourced from Wools of New Zealand

Flock Living

Порядок, особое умонастроение чувственного величия – важный компонент того ансамбля приёмов, совокупное действие которого порождает благородную возвышенность и утончённость классического стиля. Здесь всё подчинено базовым принципам соразмерности – как классическая картина, сообщающая о триумфе исторических великанов-полководцев или о добродетельной старине.Едва ли бы мы удивились, увидев такой интерьер в открытой заново картине Лиотара, вроде его знаменитой “шоколадницы”: вот скромная девушка в костюме служки устанавливает декоративный экран перед успокоенным жерлом камина, а вот сама хозяйка дома, чинно сверяющая дневную корреспонденцию, сидя за невесомым столиком у светлого окна. Всё преисполнено покоя и самодовлеющего аристократизма.

Фрагменты декораций

Иной раз “классичность” заключена в деталях. Сочетание состаренных предметов мебели с оригинальными артефактами производит в конце концов достаточно цельное впечатление. Здесь, например, текстиль и мебель порождают переживание практически музейное – а ведь именно консерватизм (почитай, законсервированность) музея является разделительной линией между поверхностной стилизацией и подлинной классикой.

Что способен преодолеть стиль?

Но вот случается коллапс: жизнь привносит свои коррективы в наши высокопарные и самоуверенные расчёты. Что в таких обстоятельствах гарантирует нам сохранность чистоты стиля? Всё та же самоуверенность! Мандельштама называли “более русским поэтом, чем любой русский” в том числе и за то, что происходя из ортодоксальной еврейской семьи, он всё же был настолько погружён в “большую” великорусскую культуру, что восстал против её традиционного оплота и, как Чаадаев, принял католицизм. Эта историческая притча может быть истолкована таким образом: когда вы с головой растворяетесь в классике, ничто не навредит чистоте стиля, даже и радикальная эклектика.

Компромисс

Впрочем, классический стиль можно представить сегодня и в виде компромисса. И не всегда мы можем похвастаться ресурсом проникновенной вовлечённости. Что же! В таком случае приходится довольствоваться малым – наличием формальных признаков стиля. Компромисс же этот, однако, как видно из примера этой столовой, довольно часто бывает крайне привлекательным.

Классика как стиль жизни

И всё же именно глубина переживания делает разрозненные приметы цельным стилем. Классика угадывается во многом, но только порядок и последовательность мышления способны извлечь и очистить самородок настоящего стиля, так, как это произошло в случае с этой гостиной.

ДОМ В ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ: Дома в . Автор –  Aleksandr Zhydkov Architect

Нужна помощь с проектом дома? Обратитесь к нам!

Получить бесплатную консультацию

Найдите вдохновляющие идеи для дома